ПЯТЬ ПАЛЬЦЕВ ГОСПОДИНА РОТШИЛЬДА

Журнал "Личности". Лонгрид
Эта фамилия стала символом баснословного богатства. «Деньги – Бог нашего времени, а Ротшильд – пророк его!» – писал немецкий поэт Генрих Гейне.
Между тем основатель знаменитой финансовой династии Майер Амшель Ротшильд не был ни самым богатым европейцем, ни самым богатым жителем Германии. И даже в списке толстосумов родного Франкфурта он занимал лишь скромное десятое место.
При жизни Майер Амшель не стал мультимиллионером, но зато сделал уникальное капиталовложение: инвестировал самого себя в пятерых умных и ловких сыновей, и тем обрел настоящее бессмертие и неувядаемую славу

РОДОМ ИЗ ГЕТТО
Майер Амшель Ротшильд родился 23 февраля 1744 года во Франкфурте-на-Майне.

В ту пору иудейская община города насчитывала несколько тысяч человек. Стесненные всевозможными запретами и ограничениями, евреи ютились в чудовищно перенаселенном гетто – Юденгассе.

Предки Ротшильда обитали в этом человеческом муравейнике с XVI века. Один из них поселился в доме с красным щитом (Roten Schild) на фасаде, отсюда и пошла звучная фамилия. Несколько поколений Ротшильдов занимались мелкой торговлей и обменом денег. Отец Майера Амшеля также владел меняльной конторой.

Пяти лет от роду Майер Амшель был отдан в хедер (еврейскую начальную религиозную школу), где прилежно зубрил иврит, Тору и Талмуд. А вот немецкому языку мальчика никто не обучал: считалось, что обитателям Юденгассе он ни к чему. До конца жизни знаменитый банкир будет писать по-немецки с грубыми грамматическими ошибками.

Отец прочил Ротшильду карьеру раввина, но судьба распорядилась иначе. Оставшись круглым сиротой, он бросил учебу в духовной школе и решил посвятить себя коммерции.
Еврейский квартал во Франкфурте-на-Майне. Фотография. 1880
Жители узкой улицы, зажатой, по словам Гете, «между городской стеной и рвом», должны были появляться в городе только в одежде, которая сразу указывала на их религиозную принадлежность. Они не имели права возделывать землю и заниматься многими видами ремесел, им запрещалось торговать оружием, шелком и даже свежими фруктами
По протекции родственников смышленый подросток был определен в ганноверский банк Оппенгеймера, где провел несколько лет в качестве ученика-стажера. Жалования юный Ротшильд не получал, но зато успешно осваивал азы бизнеса. Его шеф Оппенгеймер обладал уникальной нумизматической коллекцией, и Майер Амшель стал знатоком старинных монет и медалей.

Вернувшись в родной Франкфурт, Ротшильд открыл собственную антикварную лавку. Его стартовый капитал не превышал нескольких сотен гульденов, и на первых порах товар приходилось изыскивать буквально на свалке. Но энергичный юноша упорно расширял свой бизнес, составлял нумизматические каталоги и рассылал их немецким коллекционерам.

Параллельно Майер Амшель завел при своей лавке нечто вроде банка. В те времена в раздробленной Германии ходило множество валют. Имперский город Франкфурт соседствовал с княжеством Гессен-Кассель, учился Ротшильд в княжестве Ганновер, а кроме того имелось еще три десятка суверенных государств, чеканивших собственную монету. У Ротшильда купцы могли обменять деньги одних германских княжеств на деньги других. Занявшись валютными операциями, молодой человек скупил несколько лавок, принадлежавших обедневшим менялам.

Но главным делом Ротшильда оставалась антикварная торговля. Среди немецкой аристократии было немало страстных коллекционеров, и Майеру Амшелю приходилось обслуживать знатную клиентуру. Вскоре скромный еврейский коммерсант познакомился с кронпринцем Вильгельмом, будущим ландграфом и курфюрстом Гессена, также заядлым нумизматом. Ротшильд сразу понял – это его шанс выйти в люди!
Вильгельм был внуком Георга II Английского, кузеном Георга III, племянником короля Дании и зятем короля Швеции. Но члены королевских и княжеских домов Европы были не только его родственниками: многие из них были его должниками. Этот венценосный делец стал «первым капиталистом королевской крови»
Он принялся снабжать Вильгельма редчайшими монетами и медалями по чисто символическим ценам. Почувствовав, что августейший клиент «созрел», Майер Амшель обратился к нему со «смиренным прошением»:

«Я имел особую милость делать Вашей Княжеской Светлости различные поставки, которые доставляли Вашей Светлости большое удовольствие. Я приложу все свои силы и возможности, чтобы и дальше всегда быть готовым оказывать Вашей Княжеской Светлости различные услуги. Особенно сильным поощрением было бы для меня, если Ваша Княжеская Светлость благоволили бы пожаловать мне чин придворного фактора Вашей Светлости.

Вашу Княжескую Светлость прошу с большей уверенностью еще и потому, что я никоим образом не хочу утруждать Вас. Благодаря чину и имея в виду мое торговое дело, а также и другие обстоятельства, я смог бы составить здесь, в городе Франкфурте, свое счастье».

Прошение было удовлетворено, и 21 сентября 1769 года антиквар и банкир из гетто прибил над своей конторой вывеску с гордой надписью: «Майер Амшель Ротшильд, Поставщик Двора».
КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ ВО ФРАНКФУРТЕ
Ротшильд пополнил штат «придворных евреев», выполнявших различные поручения гессенского властителя. Это был ключ к большим деньгам. Вильгельм ценил не только нумизматические редкости, но и современную звонкую монету. Хотя он и считался одним из богатейших монархов Германии, но постоянно изыскивал все новые способы наживы.

Когда американские колонисты начали войну за независимость, Вильгельм стал поставлять Англии вышколенных гессенских наемников. Торговля «пушечным мясом» приносила огромные прибыли, британские деньги текли в Гессен рекой; кое-что перепадало и еврейским факторам, оказывавшим Вильгельму посреднические услуги. Вскоре в эту выгодную деятельность включился Майер Амшель.

Ротшильд изобрел следующую комбинацию: английская валюта, полученная за наемников, использовалась для закупки мануфактуры в самой Англии, затем текстиль выгодно реализовывали на немецком рынке, и Вильгельм получал причитающуюся сумму в гульденах. Эта схема позволяла обойтись без перевозки наличных по неспокойным дорогам Европы и очень понравилась Вильгельму. Ну а сам Майер Амшель клал в карман торговую прибыль и зарабатывал на разнице валютных курсов.

Доходы Ротшильда росли, и к 1785 году его капитал исчислялся десятками тысяч гульденов. Он купил лучший дом в Юденгассе и получил право свободно покидать гетто. Майер Амшель занимался банковскими операциями, торговал мануфактурой и продовольствием, но чтобы развернуться по-настоящему, следовало получить доступ к миллионам гессенского курфюрста.

Стремясь упрочить свое положение при дворе, Ротшильд свел знакомство с военным советником Будерусом, директором гессенского казначейства. Коммерсант сделал чиновнику предложение, от которого было невозможно отказаться, и стороны подписали секретный договор.

Это была классическая лоббистская схема. Сановник получил долю в бизнесе Ротшильда и обогатился, а хитроумный банкир обрел влиятельного покровителя при дворе и вскоре сосредоточил в своих руках все финансовые дела курфюрста. По совету Будеруса гессенский правитель поручал Ротшильду самые деликатные миссии.

В 1804 году на грани банкротства оказалось Датское королевство. Тамошний король приходился Вильгельму Гессенскому двоюродным братом, и курфюрст решил ссудить бедного родственника деньгами – естественно, под хорошие проценты. Не желая, чтобы его имя фигурировало в ростовщической операции, Вильгельм прибегнул к посредничеству придворного банкира. Официально кредитором выступил Майер Амшель Ротшильд, одолживший датскому правительству четыре миллиона талеров.
Карикатура на «мировое господство» Ротшильдов. XIX век
А тем временем Европа погружалась в хаос наполеоновских войн. Осторожный Вильгельм сохранял нейтралитет, но это ему не помогло. Перекраивая карту континента, Наполеон Бонапарт положил глаз на огромные богатства Гессена. В октябре 1806 года французский император распорядился аннексировать княжество и конфисковать его казну.

Это известие повергло курфюрста в шок. С помощью казначея Будеруса был составлен экстренный план по спасению княжеских активов. Во дворцах и замках Гессена спрятали десятки сундуков с золотом и драгоценностями, но основные капиталы курфюрста были доверены Ротшильду. Затем Вильгельм переоделся простолюдином и сбежал за границу из-под самого носа у французов.

Войдя в Гессен, оккупанты приступили к поискам ценностей и обнаружили несколько дворцовых тайников. Но ни один гульден, доверенный Майеру Амшелю, в их руки не попал. Пустив гессенские миллионы в оборот, Ротшильд не только сохранил, но и преумножил состояние беглого курфюрста. Разумеется, ловкий банкир и сам обогатился на этих операциях.

Со временем французские оккупационные власти заподозрили, что «придворный еврей» осведомлен о таинственно исчезнувших капиталах Вильгельма. Майеру Амшелю предложили баснословные комиссионные, если он выдаст деньги курфюрста. Но Ротшильд сохранил верность августейшему клиенту, резонно полагая, что главное богатство банкира – это надежная репутация.

Тогда французы решили действовать силой. В контору Ротшильда нагрянули полицейские, и несколько недель банкир находился под домашним арестом. Полиция перерыла все деловые бумаги, но ничего не нашла. Сам же Майер Амшель умело симулировал слабоумие и склероз: когда полицейский чин спросил, сколько ему лет, он беспомощно развел руками и не смог назвать точную цифру. От любых контактов с беглым Вильгельмом банкир решительно открещивался: ничего не слышал, ничего не знаю, ничего не помню!..

Французским властям так не удалось поймать Ротшильда за руку. Оно и не удивительно – ведь правой рукой банкира стали пятеро верных и смышленых сыновей.
СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ
В двадцать шесть лет Ротшильд женился на семнадцатилетней дочери купца Гутеле Шнаппер. Его избранница обладала всеми достоинствами, необходимыми жене коммерсанта: солидное приданое, домовитость, рачительность, плодовитость. Любимая супруга родила Майеру Амшелю пятерых сыновей – Амшеля Майера, Соломона Майера, Натана Майера, Кальмана Майера и Якова Майера, и пятерых дочерей – Жаннетту, Изабеллу, Бабетту, Жюли и Генриетту.

Продолжатели отцовского дела были самым ценным капиталом Ротшильда. С ранних лет он обучал своих отпрысков премудростям бизнеса, открывая им волшебный мир денег, векселей, банковских процентов и обменных курсов. Подрастая, они стали помогать отцу в коммерческих делах. Старшие сыновья Амшель и Соломон были назначены агентами военного казначейства Гессена.

Со временем молодым Ротшильдам стало тесно в отцовском доме. Первым «стал на крыло» средний сын, рыжий непоседа Натан – в 1798 году он отправился в далекую Англию, страну фабрик и заводов.

Позднее Натан Ротшильд вспоминал: «Во Франкфурте было слишком мало места для всех нас. Я вел дела с английскими товарами. Как-то приехал один англичанин, полностью владевший рынком. Он строил из себя великого человека и вел себя так, как будто оказывал нам милость, продавая нам свои товары. Я каким-то образом обидел его, и он отказался показывать мне свои образцы. Это случилось во вторник. Тогда я сказал отцу: "Я сам поеду в Англию!" Я говорил только по-немецки, но это ничего для меня не значило. В четверг я уже уехал».

Напористый чужестранец, не имевший никаких связей на Туманном Альбионе и даже не владевший английским, повторял себе: «Что могут другие, то смогу и я!» Прибыв в Манчестер, Натан занялся экспортом текстильных товаров и вскоре увеличил свой капитал втрое.

Через несколько лет Наполеон объявил континентальную блокаду, дабы сокрушить ненавистную Англию. Натан Ротшильд зарабатывал на контрабандных операциях, а когда блокада ужесточилась, переехал в Лондон и открыл собственный банк. Несмотря на британское подданство, он поддерживал тесную связь с родителем и братьями, проживавшими на территориях, находившихся под наполеоновской юрисдикцией.

Деловые успехи Натана чрезвычайно радовали отца, и у него родился амбициозный план – отослать сыновей в крупнейшие европейские столицы, основав международную банковскую сеть.

Первым делом следовало утвердиться в самом сердце наполеоновской империи. Ротшильд решил послать в Париж младшего сына Якова, получившего хорошее образование и свободно говорившего по-французски. В то время немцу было очень трудно получить вид на жительство во Франции, но хитроумный банкир принялся обхаживать наполеоновского наместника во Франкфурте князя фон Дальберга. Наместник должен был отправиться в Париж на торжества по случаю рождения сына Бонапарта, и Ротшильд предложил профинансировать поездку. Взамен он попросил выхлопотать для Якова французский паспорт. В итоге Яков Ротшильд благополучно осел в Париже.
Гутеле Ротшильд в старости
Гутеле, жена родоначальника банкирской династии, была дочерью Вольфа Соломона Шнаппера, принадлежавшего к старым еврейским семьям Франкфурта. Она была свидетельницей роста колоссального богатства мужа и успехов идущих по его стопам сыновей. Майера Амшеля Гутеле пережила на 37 лет и скончалась на 96-м году жизни
Позднее Соломон Ротшильд отправится в Вену, а Кальман Ротшильд – в Неаполь. Старший сын, Амшель, оставался во Франкфурте.

«Пятью пальцами одной руки» называли современники пятерых сыновей Ротшильда. Находясь в разных концах Европы, члены семьи оставались единым целым, обменивались ценной информацией и переводили друг другу деньги. Для связи Ротшильды создали специальную курьерскую службу, используя самых резвых лошадей и почтовых голубей.

Опасаясь перлюстрации писем, Ротшильд и его сыновья разработали условный шифр. Так, кодовое слово «Лонгбейн» обозначало Натана, «Иерусалим» – английский капитал, «рабби Мозес» – фунт стерлингов, а «сушеная рыба» – деньги гессенского курфюрста. Шифр надежно оберегал коммерческие тайны семейства.

Наполеон Бонапарт, пытавшийся завоевать мир с помощью усачей-гренадеров, кавалерии и артиллерии, не догадывался, что в эти же годы рождалось новое могущественное оружие – международный банкинг. Кому бы ни благоволила военная фортуна, Ротшильды неизменно побеждали. Они получали от противоборствующих армий выгодные подряды. Они проводили операции, с которыми не справилось бы ни одно тогдашнее правительство, – например, наладили снабжение английского экспедиционного корпуса, воевавшего с французами в Испании. В Лондоне Натан скупал английское золото, а по другую сторону Ла-Манша его братья выдавали деньги представителям британского командования. Старый Ротшильд координировал деятельность сыновей, став мозговым центром банковской империи.
«Это была замечательная семья, которая ухитрялась решать одновременно четыре трудные и, казалось бы, несовместимые задачи: приобретать огромное состояние быстро и честно; широко распределять его, сохраняя доверие многих правительств; продолжать получать большие прибыли и тратить их, не возбуждая народной ненависти; оставаться евреями юридически
и в значительной степени по духу» / Пол Джонсон

В XXI веке журнал «Форбс» отведет Майеру Амшелю Ротшильду почетное седьмое место в списке самых влиятельных бизнесменов всех времен и народов. Его назовут «отцом международных финансов». Отцом – в самом буквальном смысле.
ЗАВЕТЫ ПАТРИАРХА
Осенью 1810 года было объявлено о создании банка «М.А. Ротшильд и сыновья». Дети Майера Амшеля стали полноправными компаньонами отца. В уставном договоре говорилось: «C помощью Майера Ротшильда, его трудолюбия, проницательности и неутомимой деятельности было положено цветущее состояние фирмы и счастье его детей и домочадцев». В уставе фигурировал совокупный капитал Ротшильдов, будто бы составлявший 800 тысяч гульденов (подозревают, что эта цифра была намеренно занижена хитрым банкиром). Имя Натана (как подданного враждебной державы) в официальных документах отсутствовало – его долю отец приписал себе.

Майер Амшель Ротшильд думал о будущих поколениях: патриарх понимал, что жить ему осталось недолго. Он часто болел и все реже выходил из дома. Основатель интернациональной финансовой империи по-прежнему обитал в родном гетто, не гнался за роскошью и охотно занимался благотворительностью.

12 сентября 1812 года обитатели Юденгассе праздновали Йом Киппур. Шестидесятивосьмилетний Ротшильд провел весь день в истовых молитвах. Возвращаясь из синагоги, он потерял сознание прямо на улице. Заботливые соседи отнесли Майера Амшеля домой, но больной с каждым днем чувствовал себя все хуже и хуже. Вечером 19 сентября Ротшильд скончался.

Легендарный коммерсант был похоронен на старом еврейском кладбище в южной части гетто – по воле покойного обошлось без пышных церемоний и поминальных речей. Однако сограждане, относившиеся к Ротшильду с большим уважением, постарались наверстать упущенное. Вскоре после его кончины в свет вышла биографическая брошюра с витиеватым названием: «Достойная подражания жизнь покойного банкира Майера Амшеля Ротшильда, посвященная всем любителям добродетели».

Часть своего состояния Ротшильд передал на благотворительные цели, как еврейским, так и «почтенным христианским организациям». Своей вдове он оставил пожизненную ренту в размере 70 тысяч гульденов (Гутеле пережила мужа на тридцать семь лет и умерла в том же старом франкфуртском доме, наотрез отказавшись его покинуть). Сыновья Ротшильда унаследовали семейный бизнес в пяти равных долях.
«Враждебное поглощение». Карикатура
Впрочем, своим потомкам Майер Амшель завещал нечто более ценное, чем деньги, – свод деловых заповедей, которые будут передаваться из поколения в поколение.

Заповедь первая: все важные посты в бизнесе Ротшильдов должны занимать исключительно члены семьи, а не наемные работники. Вести дела могут лишь мужчины, наследовать – только прямые наследники мужского пола.

Заповедь вторая: Ротшильды должны по возможности жениться на своих двоюродных или троюродных сестрах, дабы накопленный капитал оставался внутри семьи и служил общему делу.

Заповедь третья: жить в согласии, любви и дружбе, делить прибыль поровну.

Заповедь четвертая: что бы ни случилось, не описывать семейное имущество и не оглашать размер капитала. В суд не обращаться, все имущественные споры разрешать в кругу семьи.

Заповедь пятая: никогда не забывать, что скромность ведет к богатству.

Вооруженный этими мудрыми заветами, банкирский дом Ротшильдов направился в светлое будущее.
ДЕЛО РОТШИЛЬДА ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ!
Настоящая слава пришла к Майеру Амшелю Ротшильду после физической смерти. Основатель финансовой династии продолжал жить в делах своих потомков.

«Пять пальцев одной руки» уверенно завоевывали Европу. Во главе семейного бизнеса встал Натан Ротшильд, самый энергичный и ловкий из всех. «Ты – генерал, мы – твои лейтенанты!» – почтительно шутили его братья.

Достойный сын своего отца, Натан мог заткнуть за пояс любого генерала. Так, разгром Наполеона Бонапарта при Ватерлоо обернулся триумфом Ротшильда: Натан провернул блестящую финансовую операцию.
Слева направо: Ж Д. Энгр. Портрет баронессы Бетти де Ротшильд. 1848;
М.Д. Оппенгейм. Портрет Лайонела Натана де Ротшильда
В июне 1815-го лондонские биржевики напряженно ждали, чем закончится сражение при Ватерлоо. Победа Наполеона обрушила бы облигации английского государственного займа, в противном случае их курс должен был резко вырасти. Благодаря превосходной курьерской службе Натан Ротшильд узнал о поражении Бонапарта первым, на восемь часов раньше других. Он немедленно отправился на биржу и… начал сбрасывать английские облигации.

Биржу охватила паника: «Наполеон победил! Ротшильд уже знает!..» Финансисты стали лихорадочно избавляться от английских гособлигаций. Когда курс упал до рекордно низкой отметки, Натан скупил их через своих агентов. А затем пришло известие о реальном исходе битвы при Ватерлоо, и капитал Ротшильда вырос многократно.

Остальные братья старались не отставать от Натана и усердно приумножали семейное богатство в Париже, Вене, Франкфурте и Неаполе. Выходцы из гетто пробились в высший свет и обрели европейские имена: Амшель стал Ансельмом, Кальман – Карлом, Яков – Джеймсом.

Преуспевающие сыновья свято хранили память об отце. В 1817-м братья Ротшильд получили от австрийского императора дворянство, к их фамилии добавилась почетная приставка «фон», и семейная фирма стала называться «Майер А. фон Ротшильд и сыновья». Так благодарные дети посмертно произвели своего родителя в дворянское достоинство. На гербе новоиспеченных дворян красовались пять стрел, зажатые в руке, и звучный латинский девиз: «Concordia, Integritas, Industria» («Согласие, Единство, Усердие»). Чуть позже Ротшильды станут баронами.
Поместье Уодесдон Мэнор в Англии (подарено государству)
Финансовая мощь Ротшильдов росла как на дрожжах. По самым приблизительным оценкам, в 1815 году совокупный капитал братьев составлял около трех миллионов франков. К концу 1820-х он исчислялся десятками миллионов. А в 1870‑х годах состояние клана Ротшильдов оценивалось в миллиард долларов – по тем временам совершенно фантастическая цифра. Ротшильды стали богатейшей семьей в истории человечества.

«В мире шесть великих империй: Великобритания, Россия, Франция, Австро-Венгрия, Германия и Ротшильды», – утверждали современники. Пожалуй, ни один масштабный проект XIX столетия не обошелся без участия влиятельной семьи и ее капиталов. Ротшильды финансировали строительство железных дорог в Европе и помогали английскому правительству установить контроль над Суэцким каналом. Они вложили немалые средства в независимость Греции, появление Бельгийского королевства и объединение Италии. На их деньги велась разведка алмазных копей в Южной Африке и разработка нефтяных месторождений в Баку. Финансовые воротилы способствовали созданию Второй империи во Франции и спонсировали первого русского диссидента Александра Герцена, боровшегося с царским режимом.

Ротшильдов по праву называли «королями банкиров и банкирами королей». Они ссужали деньгами правящие дома Европы, к их услугам прибегали самые могущественные монархии. «Ротшильды не могут быть лишними», – многозначительно замечал британский премьер-министр Дизраэли.

Блистательная семья стала настоящим жупелом для европейских антисемитов, олицетворением вездесущего еврейского капитала. Масла в огонь подливала демонстративная преданность Ротшильдов своему народу. Так, в период царствования Александра III банкирский дом разорвал деловые отношения с российским правительством из-за еврейских погромов в Российской империи. Потомки Майера Амшеля оставались такими же правоверными иудеями, как и он сам. Например, английский банкир Лайонел Ротшильд, избранный в Палату общин, в течение многих лет не мог занять свое место в парламенте из-за категорического отказа принести присягу на Библии, содержавшую слова «как истинный христианин». В конце концов упрямец добился своего: ему разрешили присягнуть на иудейской Торе.

Выполняя волю Майера Амшеля Ротшильда, его дети, внуки и правнуки старательно аккумулировали богатство внутри семьи. Каждый второй брак, заключенный Ротшильдами, был близкородственным. Кузены женились на кузинах, дядья на племянницах, но генетического вырождения почему-то не наблюдалось…

Шли годы и десятилетия. В 1994-м Ротшильды отметили 250-летие со дня рождения Майера Амшеля. Здравствующие потомки знаменитого банкира съехались к могиле патриарха во Франкфурте-на-Майне. Затем в роскошном замке состоялось семейное торжество. Под фамильным гербом собрались семьдесят пять Ротшильдов из разных стран мира.

Сегодня Ротшильдам принадлежат мощные банки в Лондоне, Париже, Цюрихе, Женеве. Их интересы представлены в горнодобывающей, нефтяной, металлургической индустрии. Семья владеет крупными финансовыми активами в США, Израиле, Японии. Ротшильды ворочают миллиардами долларов, но их консервативный семейный бизнес не может тягаться с новыми транснациональными корпорациями. Перипетии ХХ века подорвали финансовое могущество династии, и она уже не играет былой роли в мировой экономике.

Впрочем, бдительные конспирологи уверены, что клан Ротшильдов по-прежнему правит миром. Видимое ослабление – не более чем хитрый трюк! А на самом деле потомки Майера Амшеля всего лишь следуют инструкциям родоначальника: оберегать фамильные тайны и не разглашать истинные размеры семейного состояния.
Автор: Михаил Дубинянский
Вы прочитали нашу статью, вам понравилось и вы хотите читать ещё?!
Дарим вам один из номеров журнала "Личности"!
Как получить подарок?
Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и Instagram заполните анкету для доставки журнала:
ФИО
E-mail
Контактный телефон
Адрес для доставки журнала
*Подарок предоставляется при условии заполнения всех пунктов этой анкеты и подписки на страницу Журнал Личности в соцсетях
Made on
Tilda